Кому посвятил стихотворение пой же пой на проклятой гитаре

← Сыпь, гармоника! Скука… Скука… Пой же, пой. На проклятой гитаре…
автор Сергей Александрович Есенин (1895—1925)
Эта улица мне знакома… →
См. Стихотворения 1923 . Дата создания: 1923, опубл.: Сергей Есенин. Стихи скандалиста, Берлин, изд. И.Т.Благова, 1923. Источник: ФЭБ (1995) • Комментарий А. А. Козловского
Этот текст содержит ненормативную лексику.
Содержание этой страницы или секции некоторым читателям может показаться непристойным или оскорбительным.

Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои в полукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь — зараза,
Я не знал, что любовь — чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углах прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь — простыня да кровать.
Наша жизнь — поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хер…
Не умру я, мой друг, никогда.

Кому Есенин посвятил стих»Пой же, пой на проклятой гитаре»?

Есенин и Дункан возвратились в Россию в 1923 году в августе (поездка заняла 15 месяцев) , а осенью разошлись.

Брак с Айседорой распался. Сделав несколько безуспешных попыток вернуть Есенина, Дункан уехала из России. Дни Есенина были уже сочтены. Москва, Ленинград, гостиница Англетер — где они с Айседорой провели медовый месяц.

После смерти Есенина Айседора прожила всего два года. Е смерть в Ницце в 1927 году очень похожа на самоубийство — она погибла задушенная собственным шарфом, конец которого ветром, на ходу попал в колесо. Юрий Анненков назвал е смерть таинственной предопределнностью.

Поэт Георгий Иванов при известии о гибели Айседоры записал в дневнике: Да. Бывают странными пророками поэты иногда Как не согласиться — бывают

И разве не пророчество — эти стихи, написанные Есениным в берлине 1923 году:

В роковом размахе
этих рук роковая беда

Есенин и Айседора, любовь и разрыв — и почти одновременная смерть.

Не гляди на е запястья
И с плечей е льющийся шлк.
Я искал в этой женщине счастья
А нечаянно гибель нашл

Поэт А. Кусиков вспоминал: «Были у Горького. Сережа читал. Горький плакал. А вскоре, после долгих бесед в ночи, под гитару мою, писал «Москву кабацкую».
Великая босоножка.. . несчастная и счастливая.. . Айседора Дункан

В частном собрании (Москва) имеется экз. рукописного сборника: Сергей Есенин. Два ненапечатанных стихотворения 1923 года . На первой странице, в скобках: Айседоре Дункан . Затем переписаны два стихотворения: Сыпь, гармоника! Скука.. . Скука. и Пой же, пой. На проклятой гитаре. . В конце сборника пояснение: Стихи предназначались для сборника Москва кабацкая и не были пропущены цензурой. Переписаны с полученного от В. И. Вольпина экземпляра, напечатанного на пишущей машинке и сверенного с подлинником поэта В. Эрлихом. Москва. 16 февраля 1926 года. В. Цветков .
Тексты совпадают с основной редакцией (различия только в пунктуации) , за исключением четвертой строфы стихотворения Пой же, пой. На проклятой гитаре. , которая представлена в редакции, не зафиксированной в известных автографических и печатных источниках:

Пой, Сандро, навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рать.
Пусть целует она другого
Изжитая, красивая блядь.

Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои в полукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на её запястья
И с плечей её льющийся шёлк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашёл.

Я не знал, что любовь — зараза,
Я не знал, что любовь — чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я её не ругаю.
Ах, постой. Я её не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льётся дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углах прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне её ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь — простыня да кровать.
Наша жизнь — поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хер.
Не умру я, мой друг, никогда.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector