Что проклят я и обречен

Я проклинаю тебя.
За ложь, за лицемерие, за зависть; за неверность собственным словам, тому единственному, что на самом деле есть за твоей душой, ибо без слов ты никто, коротышка, пускай простят меня более достойные невысокие представители рода человеческого; с великим числом вытекающих из этого факта комплексов, которые выражаются в поведении; двуличный человечек, ничем не привлекающий взгляда; но ты имеешь слова, мощнейшее оружие, которым умело пользуешься исключительно во благо себе, управляя чужими эмоциями и чувствами. Однако же, они никогда и ничего не стоили, это мутная водица, в которой ты топишь слабых, и которую подмешиваешь в крепкие напитки сильным; ты пытаешься играть людьми с ее помощью. Но теперь ты обречен на поражение, слышишь: я проклинаю тебя! Проклинаю каждую твою высказанную и невысказанную мысль, ибо это мысль крысы, роющей себе и под себя; проклинаю, как может проклясть только настоящий Шаман, и обрекаю тебя на вечные скитания в темнице своих мелких эмоций, чувств и раздумий; ты никогда не сможешь вырваться из нее, ты никогда не достигнешь просветления, ибо эти слова навсегда застрянут в твоей памяти, и никаким образом ты не сможешь их оттуда прогнать; раз за разом они будут к тебе возвращаться. И я вкладываю в посылаемые тебе проклятья все то зло, которое теперь возникло во мне, всю ту ярость, которая кипит во мне; а что не дойдет до тебя, я готов передать тебе лично; я проклинаю тебя за одно-единственное стихотворение, за одно-единственное обещание, за один-единственный вечер; а также за все подлости, которые продумывались тобой ранее, за попытки сделать меня расходной картой в чудовищно мерзкой игре; за то, что ты — крыса. И даже когда тебе будет везти, и будет казаться, что выигрыш за тобой, и что проклятие мое не действует, знай, что оно всегда с тобой, что единственный, кто волен распоряжаться им – я, самозваный Шаман, идущий к просветлению своими методами, яростно и агрессивно; но я больше не верю твоим словам, знай; они для меня – пыль; а ничем другим ты не владеешь хоть в какой-то степени хорошо. И потому, будь ты проклят, пока не научишься чему-то, что будет направлено на гармонию вовне, а не внутри. Простите меня, я никогда не желал этого. Но я искренен. И я проклинаю тебя.

Двенадцатое сентября, с неуважением,
Тот, на кого ты всегда будешь смотреть снизу)

Я верю в проклятие вечности,
Я верю в смятение тьмы.
Играя с рекой бесконечности,
Я вижу хрустальные сны.

Я ставлю в рулетке на красное,
Но выпадет снова «зеро».
А небо пронзительно ясное
Как птицы удачи перо.

В осеннем беспечном унынии
Таится отрада души.
Поутру по первому инею
Вновь хочется верить и жить.

Но нет мне приюта духовного
Под сталью холодных небес.
Ныряю в кипящее олово,
И верю, что снова воскрес.

А жизнь продолжается старая
В пергаменте старых грехов.
Идти под слепящими фарами
Я с детства, увы, не готов.

Мне хочется просто надеяться,
Оставив сомненья и страх,
Что тучи на небе рассеются,
Причём наяву, а не в снах.

Но эти надежды лукавые
Печать разрушений несут.
Есть в жизни хорошее правило:
Ответь на удар, если бьют.

Останется матрица выбора
Из множества глупых идей
Как клетка с голодными тиграми,
Когда ты окажешься в ней.

И снова рулетка вращается,
Всю жизнь я поставил на кон.
Задачка порой не решается.
Будь проклят я и обречён!

Дверь на ключ и свинцом тоска,
Боль в душе, словно смерть, близка.
Один лишь шаг может всё решить,
Теперь ты враг, я не знаю, как мне жить.

Как дальше жить.

Мне колдун предсказал печаль,
Долгий путь в грозовую даль.
Он словно зверь чуял дым беды,
Закрыта дверь, ливень смоет все следы.

Всё, что было, свет мой чистый и святой,
Всё, что было, рок мой жадный и слепой,
Всё, что будет, крест мой,
Семь кругов пройти мне в огненной пустыне.

Голос твой заблудился здесь,
День и ночь он звучит во мне.
И я молю отпустить меня,
Но за стеклом вижу вновь твои глаза.

Всё, что было, свет мой чистый и святой,
Всё, что было, рок мой жадный и слепой,
Всё, что будет, крест мой,
Семь кругов пройти мне в огненной пустыне.

Я видел сон, как в этот дом
Ты сердце принесла своё,
И боль прошла, и умер страх в душе.
Но дверь на ключ, и страх живуч,
Что проклят я и обречён,
Свинцом тоска так, словно смерть близка.

Как смерть близка.

Всё, что было, рок твой.
Всё, что будет, крест твой.
Всё, что было, рок твой.
Всё, что будет, крест твой.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector