Что такое проклятие 9 симфонии

Среди композиторов широко распространено суеверие, по которому каждого, кто после Бетховена напишет 9-ю симфонию, ждут тяжелые жизненные испытания или быстрая смерть. Причин верить в такую легенду на самом деле существует огромное множество и тому подтверждение история.

Магический рубеж был впервые преодолен лишь Д. Шостаковичем, который в 1945 году выпустил в свет свою 9 симфонию, а через долгих 8-лет и десятую. Но проклятие и его не обошло стороной, ведь вскоре после написания девятой симфонии он попал в немилость со стороны Сталина. После Шостаковича композиторам стало несколько легче, и они один за одним преодолевали некогда запретный предел. Среди них: Д. Мийо, Э. Тубин, М. Вайнберг, С. Слонимский. При этом проклятие никуда не пропало и является преградой для многих современных композиторов.

С чего все началось?

Великий немецкий композитор Людвиг ван Бетховен (1770-1827) скончался вскоре после премьеры Девятой симфонии, написанной им в 1824 году.

На его похоронах присутствовал и молодой композитор Франц Шуберт (1797-1828), который нес погребальный факел. Несмотря на свой весьма молодой возраст, он был автором уже девяти симфоний. И работал над десятой, точно также, как и его знаменитый предшественник. Шуберт сильно простыл на похоронах Бетховена. Иммунитет композитора был ослаблен и вскоре он заразился брюшным тифом, от чего через несколько месяцев скончался.

Впервые о том, что существует странная закономерность между написанием Девятой симфонии и смертью композитора, задумался австрийский композитор и дирижер Густав Малер. Он был автором также девяти симфоний и решил избежать злосчастной участи, переделав подпись к своему симфоническому произведению «Песнь о земле». Однако смерть настигла композитора в процессе работы опять-таки над десятой симфонией.

Антон Брукнер (1824-1896), австрийский композитор и педагог, представитель последней волны австро-немецкого романтизма, написал девять симфоний, причем девятая осталась незвершенной. В процессе изучения этого проклятия стала видна одна деталь. Антон Брукнер был автором десяти симфоний, самая первая была обозначена цифрой «ноль». Что снова-таки подтверждает мысль о некоей рубежной черте в творческом наследии композиторов. Таким образом, Брукнер скончался, работая, как и другие композиторы, над Десятой симфонией.

Придать этому вопросу философско-мистическое объяснение попытался австрийский и затем, с 1933 года американский композитор, основатель новой венской школы, реформатор музыкального искусства Арнольд Шенберг (1874-1951).

Врожденный мистицизм композитора, высокая чувствительность и тонкая нервная организация одновременно мешали и помогали в творчестве и в жизни. Так, Арнольд Шенберг страдал от трискайдекафобии, боязни числа тринадцать. Примечательно, что композитор родился 13 сентября, а умер 13 июля!

Именно благодаря Шенбергу музыкальный мир задумался над таинственным проклятием девятой симфонии.

Так, многие композиторы сознательно не продолжали симфонический цикл. В частности, советский композиор Никита Богословский создал восемь симфоний, и заключительную назвал «Последней», прожив еще двадцать лет в спокойном и мирном состоянии.

Весьма примечательным и необычным примером здесь выглядит творчество русского и советского композитора Василия Мясковского. Он написал аж 27 симфоний, выбрав их основной для своей деятельности. Тем не менее, обращает внимание тот факт, что 27 в сумме дает 9. Что подталкивает нас к размышлению. Причем, 27 симфония была написана композитором в 1948 году, за несколько месяцев до его ухода в мир иной.

Девятая симфония стала роковой и для Александра Глазунова (1865-1936), и для Альфреда Шнитке (1934-1998).

Число Девять- это Акт Трансформации, это Дверь туда, откуда нет возвращения, нет возможности принять исходное положение, есть только полет на совершенно ином уровне взаимодействия со Вселенной.

Это число- граница между рядом цифр однозначных и двузначных; как отметил представитель юнгианской школы Ремо Рот, «девять – это число-проводник к новому миру, то есть к миру двузначных чисел (от 10 до 99)».

Это число — перевертыш, число- гротеск, создающее путаницу и тревогу между 6 и 9, равно как и 666 и 999.

При умножении на девять, в сумме будет всегда число, образующее девять.

Пока работала над этой статьей, вспомнила множество суеверий, связанных с этой цифрой, но не захотелось уходить из музыкального искусства.

По вопросам сотрудничества:

Музыка, как и все виды искусства имеет множество тайн. Однако, одна из них по настоящему пугает композиторов и приковывает внимание музыковедов. Девятая симфония — инфернальный призрак, возвещающий смерть творца.

На этом мистическом символе прервалась жизнь многих великих композиторов — иногда закономерно, а иногда внезапно. Бетховен, Шуберт, Брукнер, Дворжак, Малер ушли в мир иной по написании именно Девятой симфонии.

«Радость, пламя неземное,

Райский дух, слетевший к нам,

Входим мы в твой светлый храм!»

Бетховен к этому времени был уже больным человеком — полностью пропал слух, развивалась тяжёлое заболевание печени. И в 1827 году он скончался, унеся с собой воинствующий дух самой пассионарной эпохи в истории человечества.

Если Дворжак в своей Девятой симфонии ушел в эфемерные образы доколумбовской Америки, то Малер в своем последнем полотне рассуждал на тему сверхчеловека и тему жизни после смерти. Но оба композиторов скоропостижно скончались после премьер.

Ходит суждение — что композиторы, которые завершили свой путь Девятой симфонией заключили своеобразную сделку если не с дьяволом, то с судьбой: в замен на жизнь, композитор получает свое лучшее творение. Например, Брукнер, которого совершенно не принимали в музыкальном мире, после исполнения симфонии стал одним из популярнейший композиторов своей эпохи. Увы, посмертно.

Вы спросите — «А как же Мясковский со своими 27 симфониями, или Шостакович у которого их 15 штук?» Ну Мясковский штамповал их как на конвейере на волне постреволюционной пропаганды. А Шостакович здорово облажался именно на Девятой.

Композитор объявил в октябре 1943 года, что симфония будет большой композицией для оркестра, солистов и хора, своеобразным аналогом последней симфонии Бетховена, также носившей девятый номер и посвящена победе над нацизмом. Однако, работа шла медленно и из «гимна победе» превратилась в беззаботную с приподнятым настроением. Девятая симфония Шостаковича выдвигалась на Сталинскую премию в 1946 году, но не смогла одержать победу. 14 февраля 1948 года вместе с некоторыми другими произведениями композитора симфония была запрещена и не исполнялась до 1955 года. Для Шостаковича это был самый сильный удар со времен войны — имя композитора пропало с афиш, а произведения совершенно перестали исполняться.

Какая мораль? Господа композиторы, пишите симфонические поэмы — к ним доблестные музыковеды еще суеверий не придумали.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector