Что такое ресурсное проклятие

Ресурсное или сырьевое проклятие – термин, введенный в оборот британским экономистом Ричардом Оти в книге, посвященной развитию стран, богатых минеральным сырьем (1993 г.) — состоит в том, что страны, имеющие огромный природный потенциал, не в состоянии использовать это богатство для развития экономики и, вопреки логике, имеют более низкий экономический рост, нежели страны, располагающие меньшими природными ресурсами.

Ресурсное проклятие связано с рентными доходами, которые слишком легко достаются и слишком неразумно тратятся. Высокий рентный доход создается в первую очередь нефтяной промышленностью, которая в большей степени, чем любая другая, способна порождать ресурсное проклятие. Ярким примером оторванности ресурсного изобилия от экономического роста являются нефтедобывающие страны. Замечено, что прирост ВНП на душу населения в странах ОПЕК почти в два раза ниже, чем даже в других развивающихся странах.

Я считаю, что главными причинами ресурсного проклятия является неэффективное управление государством и отсутствие гражданского общества, поскольку огромные доходы власти от природных ресурсов приводят к ее отрыву от реальности и часто ведут к авторитаризму или тоталитаризму, как это случилось в СССР. Кроме того, большие доходы от экспорта природных ресурсов оказывают негативное воздействие на развитие других секторов экономики. Результирующий спад в обрабатывающих секторах и, как следствие, еще большая зависимость от природных ресурсов, делает экономику чрезвычайно уязвимой к неблагоприятным изменениям на рынках природных ресурсов.

Если доход государственного бюджета формируется в основном за счет экспорта природных ресурсов, то колебания рынка вносят хаос в государственные расходы. Связанные с этим резкие изменения экономического климата в стране приводят к массовым нарушениям контрактов, подрывая стабильность экономики.

В богатых природными ресурсами странах часто наиболее простым способом удержания власти является перераспределение богатств в пользу определенных привилегированных секторов, нежели проведение сбалансированной, ориентированной на рост экономической политики и формирование четких правил игры. Гигантские доходы от природных ресурсов подпитывают эту политическую коррупцию. Правительство в этой ситуации испытывает меньшую потребность в формировании институциональной структуры, регулирующей экономику страны вне добывающего сектора, в результате чего остальные сектора начинают существенно отставать в развитии.

Во многих бедных странах заработная плата в добывающей промышленности во много раз превышает зарплату в других секторах экономики. Это привлекает в нее наиболее талантливых людей, негативно влияя на последние, так как лишает их наиболее квалифицированного персонала. Другим возможным эффектом проклятия ресурсов является утечка мозгов — вытеснение из страны человеческого капитала. Государства, полагающиеся на экспорт природных ресурсов, могут пренебрегать развитием культуры и образования, так как они не испытывают в них немедленной необходимости. Напротив, страны, бедные ресурсами, например, Тайвань, Сингапур и Юдная Корея прикладывают большие усилия для развития образования, что являлось одной из составляющих их экономического успеха.

Хотя анормальные доходы от экспорта минеральных ресурсов порождают деформацию экономики во всех случаях, вне зависимости от политического строя и применявшейся экономической политики, ресурсное проклятье особенно сильно проявляется в таких странах, как Россия, исторически не знавшей политических свобод и приоритета права.

Обращаю внимание на уникальный факт: корреляция скорости роста российского ВВП со скоростью роста цен на нефть на мировых рынках составляет 99 %. Важно подчеркнуть, что речь идет даже не о корреляции с уровнем цен на нефть, а именно со скоростью их роста — то есть для роста российской экономике уже более 15 лет необходим рост цен на нефть, на каком бы уровне они ни находились, а их снижение даже на относительно высоких уровнях означает спад в экономике. Рубль в течение по крайней мере последних 18 лет показывает удивительную зависимость от стоимости нефти — на его курс к доллару влияют только два фактора: стоимость нефти и инфляция.

Российская экономика относится к наименее сложным в мире, существенно уступая по сложности и другим странам БРИКС и большинству развивающихся стран. За 90-е годы реальные располагаемые доходы россиян снизились более чем в два раза даже по сравнению с состоянием на 1990 год, то есть с моментом фактического банкротства СССР. В 2000-е годы доходы населения росли, но крайне неравномерно, причем в 2008–2009-м и начиная с 2012 года рост останавливался, а начиная с 2014 года он сменился достаточно быстрым падением, которое идет уже четвертый год. В результате на январь 2016 года средний доход на человека в России составил 21,3 тыс. рублей (350 долларов США), почти вровень с 2006 годом, что в три раза меньше, чем в Мексике (1067 долларов США в месяц) и в семь раз меньше, чем в среднем по OECD (2416 долларов США). Медианный доход в России на 2/3 ниже среднего: около 50 % населения России получают доход ниже 14 тыс. рублей в месяц (средний доход у этой половины населения России — 11,5 тыс. рублей, менее 200 долларов США).

Эксперты считают, что в стране поддерживается архаичное и репрессивное экономическое законодательство и стимулируется практика использования слабых, административно зависимых и коррумпированных систем правоприменения в конкурентной борьбе и в качестве коррупционного инструмента. Государство сознательно проводит политику огосударствления экономики, направленную на уничтожение существенного независимого частного капитала. Именно эта политика, а не западные санкции или падение цены на углеводороды ответственна за рецессию российской неуглеводородной экономики, начавшуюся еще в 2013 году после стагнации 2012 года и продолжающуюся и в 2017 году, — рецессии, в течение которой неминеральный экспорт из России упал на 32 %, инвестиции в основной капитал в целом по всем секторам сократились на 60 % и упали ниже уровня 2006 года, средняя зарплата по стране в реальных рублях упала на 20 % и вышла на уровень 2006 года.

Термин проклятие ресурсов был впервые использован Р.Аути в 1993 г. [1] для описания ситуации, при которой страны, богатые природными ресурсами, были не в состоянии использовать это богатство для развития своей экономики и, вопреки интуиции, имели более низкий экономический рост, нежели страны, располагающие меньшими природными ресурсами. Однако, мысль о том, что природные ресурсы могут быть скорее проклятием страны, нежели преимуществом, начала зарождаться еще в 80-е годы XX века. В различных исследованиях, включая известную работу Дж. Сакса и A. Уорнера [2] , прослеживалась взаимосвязь между изобилием природных ресурсов и слабым экономическим развитием страны.

Одним из самых ярких примеров оторванности ресурсного изобилия от экономического роста являются нефтедобывающие страны. Так, в период 1965 — 1998 гг. прирост ВНП на душу населения в странах ОПЕК снизился в среднем до 1,3%, тогда как в остальных развивающихся странах он составлял в среднем 2,2%. [3]

Некоторые авторы утверждают, что приток финансов, связанный с иностранной помощью, может оказывать на экономику воздействие, аналогичное проклятию ресурсов. [4]

Вместе с тем, следует отметить, что многие государства, имеющие значительные запасы природных ресурсов, могут достигать высокого уровня благосостояния и индустриального прогресса. К таким можно отнести США (большинство видов полезных ископаемых, благоприятные сельскохозяйственные условия), Норвегия (нефть, одни из богатейших в мире источники гидроэнергии).

Отрицательные эффекты и причины

Природные ресурсы могут провоцировать конфликты в обществе, при которых различные группы и фракции борятся за возможность распоряжения ими (рентоориентированное поведение). Иногда этот конфликт проявляется открыто, как сепаратистский конфликт в регионах, где добываются эти ресурсы (например, такой, как в нефтедобывающей провинции Кабинда в Анголе), однако чаще они принимают скрытые формы, такие, как борьба между министерствами или департаментами за доступ к бюджетным средствам, приводящая к снижению эффективности государственного управления в целом.

Выделяют следующие основные типы взаимосвязи между природными ресурсами и вооруженными конфликтами. Во-первых, эффекты проклятия ресурсов подрывают качество государственного управления, повышая тем самым уязвимость государства для конфликтов, вызванных другими факторами. Во-вторых, конфликты могут возникать непосредственно вокруг контроля и использования ресурсов, а также распределения поступлений от их добычи. В третьих, доступ к доходам от ресурсов одной из участвующих в конфликте сторон, способствует продолжению конфликтов [5] .

В научных исследованиях широко цитируется тот факт, что для типичной страны, доля экспорта первичных ресурсов которой составляет порядка 25% ВВП, вероятность возникновения конфликта составляет 33%, а при доле экспорта 5% ВВП — снижается до 6% [6] [7] .

В стандартной ситуации, когда общество не является ресурсно-зависимым, правительство облагает налогами граждан, которые, в свою очередь, требуют эффективного и ответственного управления. Это взаимодействие получило название социального контракта между правительством и гражданами. В странах, экономика которых основана на природных ресурсах, правительство не имеет необходимости облагать налогами своих граждан, так как оно имеет гарантированный источник дохода от добычи природных ресурсов. В этих условиях социальный контракт нарушается, т.к. правительство не чувствует себя связанным обязательствами эффективно управлять государством. Более того, часть общества, получающая доход от добычи ресурсов, может считать эффективные государственные институты и гражданское общество угрозами своему благосостоянию, и намеренно подрывать их формирование. В результате этого государство плохо выполняет свои прямые обязанности и может препятствовать формированию гражданских обществ, используя для этого доходы от природных ресурсов. Страны, экономика которых зависит от природных ресурсов, имеют тенденцию быть более тоталитарными, коррумпированными и плохо управляемыми.

Голландская болезнь представляет собой экономическое явление, при котором большие доходы от экспорта природных ресурсов оказывают негативное воздействие на развитие других секторов экономики, повышая номинальный и реальный обменные курсы национальной валюты, а также заработную плату в добывающих отраслях. Повышение обменного курса и заработной платы приводит к снижению конкурентоспособности на мировых рынках других отраслей, работающих на экспорт, прежде всего, сельскохозяйственного и обрабатывающего.

Кроме того, увеличение бюджетных доходов, связанное с экспортом ресурсов, часто влечет за собой повышение государственных расходов (на здравоохранение, оборону и др.), что приводит к дальнейшему повышению реального обменного курса и заработной платы.

Результирующий спад в экспортных секторах и, как следствие, еще большая зависимость от природных ресурсов, делает экономику чрезвычайно уязвимой к неблагоприятным изменениям на рынках природных ресурсов.

Цены мирового рынка на природные ресурсы подвержены значительным колебаниям. Так, цена барреля сырой нефти выросла с 10 долларов в 1998 — 1999 гг. до более чем 140 долларов в 2008 г., а в начале 2009 г. упала до 50 долларов.

Если доход государственного бюджета формируется в основном от экспорта природных ресурсов (например, согласно данным МВФ, 99,7% экспорта Анголы в 2005 году составляли нефть и алмазы), эти колебания вносят хаос в государственные расходы. Связанные с этим резкие изменения экономического климата в стране приводят к массовым нарушениям контрактов, подрывая стабильность экономики.

Так как правительство ожидает значительных поступлений в будущем, оно начинает аккумулировать задолженность, даже при наличии доходов от природных ресурсов. Это поведение поощряется, так как укрепление реального обменного курса, связанное с притоком капиталла в страну или голландской болезнью, приводит к снижению процентных платежей. Природные ресурсы страны используются как залог, увеличивая размер возможного кредита. Однако, при снижении цен ресурсов на мировых рынках и падении реального обменного курса, у правительства оказывается меньше средств для выплаты более дорогого долга. Например, ряд богатых нефтью стран, как Нигерия и Венесуэла демонстрировали быстрый рост внешних заимствований во время нефтяного бума 70-х годов XX века. Однако, когда цены на нефть стали снижаться в 80-е годы, банки прекратили дальнейшую выдачу им займов, что привело к невозможности правительств расплатиться по текущему долгу и его разрастанию за счет штрафных санкций.

В богатых природными ресурсами странах часто наиболее простым способом удержания власти является перераспределение богатств в пользу определенных привилегированных секторов, нежели проведение ориентированной на рост, сбалансированной экономической политики и формирование четких правил игры. Гигантские доходы от природных ресурсов подпитывают эту политическую коррупцию. Правительство в этой ситуации испытывает меньшую необходимость в формировании институциональной структуры, регулирующей экономику страны вне добывающего сектора, в результате чего остальные сектора начинают существенно отставать в развитии [8] .

Развитие экономической диверсификации может замедляться или приостанавливаться в связи со временной высокой доходностью добычи природных ресурсов. Предпринимаемые попытки диверсификации при этом часто представляют глобальные общественные проекты, которые могут неправильно планироваться и плохо управляться, вновь сводясь к перераспределению ресурсов. Даже в ситуациях, когда власти пытаются диверсифицировать экономику, они сталкиваются со значительными трудностями, в связи с тем, что добывающий сектор более рентабелен, нежели любой другой.

В связи с этим зависимость стран-экспортеров ресурсов от добывающего сектора растет с течением времени. Несмотря на то, что данный сектор дает большие поступления, он обеспечивает сравнительно мало рабочих мест и часто функционирует как изолированный анклав, имея незначительные связи с остальными секторами экономики.

Во многих бедных странах заработная плата в добывающей промышленности во много раз превышает зарплату в других секторах экономики. Это привлекает в него наиболее талантливых людей из частного и государственного сектора, негативно влияя на последние, так как лишает их наиболее квалифицированного персонала.

Другим возможным эффектом проклятия ресурсов является вытеснение из страны человеческого капитала. Государства, полагающиеся на экспорт природных ресурсов, могут пренебрегать развитием образования, так как они не испытывают в нем немедленной необходимости. Напротив, страны, бедные ресурсами, например, Тайвань и Южная Корея, прикладывают большие усилия для развития образования, что являлось одной из составляющих их экономического успеха (см. Восточно-азиатские тигры). Следует отметить, что этот вывод оспаривается некоторыми исследователями. Так, в работе [9] доказывается, что природные ресурсы генерируют сравнительно легко облагаемые налогами ренты, которые более часто используются для развития образования.

Впервые такой парадокс отметили ученые Сакс и Уорнер. Они заметили, что страны, владеющие ресурсами, развиваются намного медленнее остальных.

Это подтверждается историческими данными. Например, Испания уступает по развитию Нидерландам, хотя считается более богатой по энергоресурсам. Россия существенно отстает от Японии, хотя у последней практически нет собственных ресурсов.

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Среди причин, вызывающих эффект ресурсного проклятия выделяют:

  1. Влияние притока иностранной валюты на внутренний курс за счет импорта энергоносителей.
  2. Снижение спроса на продукцию остальных секторов народного хозяйства.
  3. Постоянное изменение цен на ресурсы в рамках мирового рынка.
  4. Коррупционные нарушения внутри государства.
  5. Совершение политических ошибок во внутренней жизни стран.
  6. Отрицательное влияние на развитие смежных отраслей народного хозяйства по причине высоких доходов от продажи сырья.
  7. Зависимость положительных тенденций макроэкономического роста от грамотного управления сверхдоходами.

Деградация хозяйственной системы, обычно вызвана выполнением интересов отдельной группы людей, за счет получаемых доходов от продажи ресурсов. В такой ситуации, экономика постепенно приходит к упадку, так как все мощности уходят на добычу и реализацию ресурсов. Если доходы распределяются в пользу обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, то возникает возможность экономического роста. Переизбыток доходов ведет к безработице большей части населения. Их потребности обычно покрываются бюджетными средствами, сформированными из ресурсных доходов. При этом недостаточность субсидирования сжимает внутренний объем. Если финансирование покрывает потребности, то средства уходят на закупку импорта. Это так же негативно сказывается на развитие внутреннего рынка.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

Как в любом правиле здесь есть исключения. Многие развитые страны обладают серьезными запасами сырьевых ресурсов. Они смогли перестроить свою экономику в пользу обрабатывающей промышленности и сферы услуг. Это привело к тому, что внутренних ресурсов для обеспечения всех потребностей производства недостаточно. Экономика Норвегии считается одной из самых стабильных и устойчивых в мире, но она на 40% зависит от экспорта нефти и ее продуктов. Правительство страны предпринимает шаги для сокращения роли первичного сектора в хозяйственном устройстве государства.

Некоторые ученые связывают невозможность выхода из бедности с тем, что в странах богатых энергоресурсами происходит концентрация на производстве какого-то одного блага, а также неграмотно применяется теория сравнительных преимуществ.

Ряд ученых считают, что в странах с высокоразвитой экономической и политической системой количество природных ресурсов не влияет на рост макроэкономических показателей. Нарушение в развитии характерно для стран с незрелой демократией. Кроме того, в них наличие ресурсов влияет на скорость реформирования, его эффективность, а также на разрушение уже имеющихся институтов власти.

Практический пример стран Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока показал, что появление крупного источника дополнительного дохода влияет на скорость проведения преобразований во внутренней политике государства. С помощью этих денег можно достаточно долгое время защищать внутренний рынок от импорта. Однако, это вредит экономической эффективности. Правительства этих стран проводили неграмотную политику инвестирования во внутреннюю хозяйственную структуру.

Гипотеза о том, что на уровень жизни не влияют макроэкономические изменения в жизни страны, имеющей большие запасы ресурсов, подтверждается развитыми странами, в которых наблюдается колебание конъюнктуры рынка. Например, Норвегия является одной из богатейших стран по природным ресурсам. Однако, их месторождения стали разрабатываться и использоваться в целях получения дополнительного дохода после того, как были созданы стабильно функционирующие институты власти и экономики.

Главенствующая роль добывающей отрасли в экономике страны приводит к следующим отрицательным эффектам:

  1. Военным и политическим конфликтам, направленным на получение более выгодных условий и территорий.
  2. Поступление больших сумм денег в бюджет от продажи ресурсов искажает институт налогообложения.
  3. Все силы экономики направлены на поддержание добывающих отраслей промышленности и соответствующей инфраструктуры, другие отрасли находятся в упадке.
  4. Зависимость доходов страны от колебания цен на ресурсы и валюту.
  5. Огромные доходы стимулируют развитие коррупции.
  6. Отсутствие диверсификации в области добычи. Нет стимула развивать перерабатывающую и обрабатывающую промышленность.

В странах с богатым ресурсным потенциалом обычно страдает социальная составляющая жизни общества. Это связано с тем, что государство не испытывает особой потребности в стимулировании личностного развития и роста граждан.

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Читайте также:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector