Что такое сырьевое проклятие

Фактор «Ресурсное проклятие»

После развала Советского Союза Россия значительно сократила свой экономический потенциал, стала утрачивать традиционный статус великой державы. Для того чтобы вернуть утраченные позиции и поднять уровень экономики до мировых стандартов, необходимо оптимизировать ее структуру, произвести модернизацию основных факторов народного хозяйства на основе современных технологий и значительного повышения объема инвестиций.

Среди основных причин, определяющих отставание таких стран, специалистами выделяются [2]:

В зависимости от обеспеченности природными ресурсами можно условно выделить две траектории экономического развития. В странах с большими запасами природных ресурсов примитивная трудоемкая добыча ресурсов сменяется постепенно все более капиталоемкой: ручной труд на шахтах замещается техникой, развиваются отрасли, перерабатывающие ресурсы. Богатые нефтью страны по мере накопления капитала проходят путь от примитивной добычи до развития нефтехимической промышленности. Страна экспортирует товары, связанные с сырьем, поскольку именно запасы сырья определяют ее место в мировом разделении труда, но доля добавленной стоимости в этих товарах постепенно повышается.

Траектория развития стран, бедных ресурсами, выглядит иначе. Здесь сначала начинают развиваться ремесла, требующие много труда и мало других ресурсов. Постепенно накопление капитала приводит к развитию все более сложных обрабатывающих отраслей, где основными факторами производства являются труд и капитал. Экспорт такой страны, вначале весьма трудоемкий, в дальнейшем становится все более и более капиталоемким.

Две эти траектории принципиально различаются динамикой накопления человеческого капитала, который включает как формальный уровень образования, так и развитие навыков и умений, необходимых для производства продукции. В условиях богатой ресурсами экономики в добывающих и обрабатывающих отраслях капитал постепенно замещает труд и снижает его роль в производстве. Здесь и возникает проблема. С одной стороны, стимулы к инвестициям в человеческий капитал снижаются, а с другой, переход на следующую ступень развития – к примеру, от добычи сырья к переработке – невозможен без достаточного количества высокообразованных и квалифицированных работников.

Данная проблема не возникает в бедных ресурсами экономиках. Здесь по мере накопления капитала труд становится все более и более дефицитным, то есть более дорогим, а потому у самих работников имеются стимулы вкладывать средства в приобретение новых навыков, что, в свою очередь, ускоряет развитие новых, более прогрессивных отраслей обрабатывающей промышленности.

Чтобы проверить эту гипотезу, специалисты ЦЭФИР изучили особенности развития 11 отраслей промышленности в 44 странах на протяжении 1980-1990 годов. Выяснилось, что в богатых углеводородами странах отрасли, где больше используются работники с высоким уровнем человеческого капитала (нефтехимия, машиностроение и другие), находятся в менее выгодном положении по отношению к другим отраслям (например, к пищевой промышленности), чем в странах, бедных ресурсами. В экономиках, богатых природными ресурсами, отрасли, требующие высококвалифицированного труда, теряют 1-2% роста в год по сравнению с теми же отраслями в бедных ресурсами странах.

Подтверждением влияния механизма ресурсного проклятия для нашей страны являются проведенные исследования в статьях Снижение уровня образования и Снижение качества трудовых ресурсов .

Мы же, уверенные в том, что ресурсы будут продаваться и входящий денежный поток будет обеспечен, лишь говорим о необходимости инновационного развития, а на самом деле деградируем, что выражается в сокращении кадрового потенциала и ухудшении системы образования.

Потенциальные условия для перехода к новым укладам в России по ряду направлений имеются, но для реализации этих возможностей необходимо обеспечить распространение передовых технологий в мирные отрасли и сферы экономики, использовать еще сохранившийся задел соответствующих отечественных разработок и стимулировать активизацию наших ученых на новые разработки. С помощью разработки и внедрения технологий новых укладов предстоит прежде всего обеспечить эффективное ресурсопотребление предпринимательских структур в топливно-энергетическом комплексе, АПК, в отраслях и сферах производственной, социальной и рыночной инфраструктуры. В целях рационализации ресурсопотребления необходимо создание соответствующих организационно-экономических условий.

Можно было бы свести эти внешние черты к ритуально-декоративным процедурам, которые очень часто случаются в корпоративном мире. Однако исследовательское наблюдение за рядом нефтяных структур показало, что изменения идут глубже и радикальнее, чем еще 5 лет назад. Что послужило триггером смены подходов? В первую очередь, завершился период открытий новых крупных месторождений в относительно комфортных, инфраструктурно обустроенных регионах.

Второй фактор — санкционное давление, ограничения, связанные с экспортом технологий.

Вот эта особенность — качество корпоративной экосистемы — будет определять направления конкуренции в секторе. Конкуренция будет идти не за нефть, а за технологии ее добычи, а технологии будут напрямую зависеть от человеческого капитала. Те, кто выиграет в этой гонке, смогут сломать старые отраслевые стереотипы. При этом сразу стоит обратить внимание на риски этого процесса.

1. Крупная компания — сложная система из цепочек предприятий, каждое из которых формирует особый субкультурный уровень. Внутренняя среда многомерна, при всех попытках создать единую культуру. И различные уровни будут с разной степенью адаптироваться к новым процессам.

3. Дефицит реальных профессионалов на фоне появления на рынке массы людей, которые умеют виртуозно жонглировать терминами и делать отличные презентации, но импотентны в области реальных практик.

4. Давление отраслевых мифов, которые были описаны в начале материала.

5. Сейчас компании ищут свой путь практически в одиночку, реальный технологический обмен между ними находится на низком уровне. Корпоративная замкнутость — традиционный для российской среды феномен. Однако есть ощущение, что ряд вызовов оптимальнее преодолеть через консолидацию и обмен компетенциями. А вот механизмов такой консолидации практически нет. Неслучайно ряд экспертов предлагал создать при правительстве отраслевой центр по трудной нефти. Хорошая, продуктивная идея.


Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы она не превратилась в ад. Н. Бердяев

Общая оценка ситуации

Все страны в той или иной мере являются потребителями не только нефти, но и газа. У какой-то страны обеспеченность запасами создается преимущественно за счет нефти, у других – газа. Поэтому более достоверными представляются оценки роли УВ продуктов по СДУ по обоим этим видам. Так экспертами Рейтингового агентства на 1 июля 2014 г. было проведено ранжирование стран по запасам данных энергоресурсов в денежном выражении. Был оценен объем денег, которые можно получить,если бы все коммерческие запасы нефти и газа добыть и одномоментно продать, а полученную сумму то же поделить поровну между всеми гражданами страны. В результате лидером рейтинга оказался Катар, в котором в среднем на одного жителя приходится 6 млн долл. (или185 млн т годовой добычи нефти и газа в нефтяном эквиваленте). Вторыми по нефтегазовому богатству в мире являются жители Кувейта – 4,1млн долл. (146 млн т), заметно меньше запасы в ОАЭ – 1,6 млн т (220 млн т), Туркменистана –1,5 млн (70 млн т), Венесуэлы – 1,14 –млн (145млн т) и С. Аравии – 1,12 млн (638 млн т). Россия в этом рейтинге занимает 17-е место, имея 165 тыс. долл. (1106 млн т) уступив одну строчку Казахстану – 235 тыс. долл. (92 млн т). Небезынтересно отметить, что США с 19 тыс. долл.(1082 млн т) заняли 30-е место, а ее северный сосед Канада с 565 тыс. долл. (311 млн т) и 8-еместо. Таким образом, в среднем каждый россиянин по приходящимся на него запасам УВ в 3,5 раза беднее канадца.

Что касается сравнения цифр, то не надо их понимать буквально, что, мол, жизнь среднестатистического американца хуже, чем такого же россиянина. Ведь имея несметные богатства, надо уметь ими рационально распорядиться. Вот здесь определяющим фактором выступает конкурентоспособность экономик мира. России есть еще куда стремиться. В этом соревновании США оставляют за собой первую строчку, на втором месте Швейцария, далее Сингапур, Швеция, Германия и др. Россия в текущем году занимает 38-ю строчку, а ее южный конкурент Казахстан расположился выше,т.е. на 32-м месте.

В целом картина мирового производства в следующие десятилетия существенно не изменится, о чем свидетельствует устойчивый рост инвестиций в нефтегазовую сферу. Сможет ли Россия в ближайшей перспективе вылечиться от такой болезни, как нефтяная зависимость?Рассмотрим и эту сторону вопроса.

Будущее сырьевых стран

В настоящее время Россия, как отмечалось, один из мировых лидеров по запасам и добыче нефти. Проблемой является длительный отбор с самых рентабельных запасов и ухудшения качества сырьевой базы. На долю тяжелой трудно добываемой нефти приходится до 70% запасов, так как главные месторождения выходят на поздние стадии разработки. Это в недалеком будущем приведет к существенным потерям УВ в недрах.

Технологический уклад не за горами

В отличие от России, Евросоюз вливает миллиарды долларов в науку, новые промышленные технологии. К примеру, в 2000-е годы Финляндия тратила на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИ-ОКР) 3,8% от ВВП. В результате она сейчас входит в группу стран с высоким уровнем доходов на душу населения, занимая 19-ю строчку рядом с Японией и Германией. В последних финансирование НИОКР выражается величинами соответственно 2,8 и 3,3%, а в России только 1,5% и достичь европейских высот намечено лишь к 2020 г. (?). В мировом наукоёмком экспорте продукции гражданского назначения в 2009 г. Наша доля составляла 0,5%, тогда как Китая – 6%, Японии – 30%, США – 36%. Сказать, что у нас этим не занимаются, будет неправильно. Возникает вопрос – как? В конце 2011 г. Минэкономразвития утвердило проект инновационного развития страны на период до 2020 г., но уже в феврале 2013 г. выяснилось, что целевых показателей до 2015 г. не достигнуть. На наш взгляд, из-за большого числа координаторов (Минэнергетики, образования, науки, связи, торговли и т.п.). Такой ансамбль разнонаправленных голосов заранее был обречен. Для выправления ситуации считаем, что следует создать отдельное агентство по разработке и внедрению инноваций в нефтегазовую отрасль со своим статусом, фондом средств и подчинением непосредственно президенту. Руководство агентства должно быть представлено высококлассными специалистами – практиками и учеными. Они не должны назначаться сверху, а быть выбранными соответствующими сообществами. Только в таком случае и при политической воле президента возможен новый сценарий быстрой модернизации отрасли и поворот вектора политики инноваций на эффективное использование природных ресурсов и диверсификации экономики.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector