Что за проклятие эльфов крови

Фракции Орда, Иллидари, Пылающий Легион, Провидцы (Шаттрат, Похитители Солнца (Даларан) Классы WoW Воин, Жрец, Маг, Охотник, Паладин, Разбойник, Рыцарь смерти, Чернокнижник, Монах Столица Луносвет Лидеры Кель’тас Солнечный Скиталец, Лор’темар Терон, Этас Похититель Cолнца, Ворен’таль Провидец Транспорт крылобеги, дракондоры Родной мир Азерот Языки Талассийский, Всеобщий Рост 150-180 см

Эльфы крови (англ. Blood elves) или Син’дорай (англ. Sin’dorei) — раса, образовавшаяся из высших эльфов Кель’таласа, большая часть которых были уничтожены Плетью во время Третьей войны. В честь своих погибших собратьев выжившие назвали себя эльфами крови или Син’дорай, что на талассийском языке означает «дети крови».

Эльфы крови Луносвета присоединились к Орде перед новым нападением Пылающего Легиона на Азерот. Когда их принц Кель’тас отправился в Запределье в поисках нового источника магической силы, временным правителем стал Лор’темар Терон, под руководством которого и с помощью Отрекшихся эльфы крови смогли потеснить Плеть из земель своего королевства. Позже были раскрыты истинные намерения Кель’таса, который пытался призвать Кил’джедена в Азерот, и бывшие подданные отказались от принца. В отсутствие официального лидера Луносветом правят Лор’темар Терон, Халдарон Светлое крыло и Верховный магистр Роммат.

Содержание

За десять тысяч лет до Третьей Войны, когда ночными эльфами правила Королева Азшара, среди эльфийского народа существовала элитная каста магов, известная как Высокорождённые и имевшая прямой доступ к Колодцу Вечности. Во время Войны Древних большинство из них были преданны Королеве Азшаре, но другие осознали недолговечность союза с Пылающим Легионом и присоединились к остальным ночным эльфам.

После Великого Раскола большинство Высокорожденных покинули Калимдор и поселились на восточном континенте. Там они основали королевство Кель’Талас и стали называть себя высшими эльфами. Они также создали Солнечный Колодец и перешли на дневное существование вместо ночного. Постепенно их кожа потеряла фиолетовый цвет ночных эльфов и стала больше похожа на человеческую.

Во время Третьей Войны, принц Артас повёл свою армию нежити против них, разрушил Кель’Талас и осквернил Солнечный Колодец. Большинство из того, что осталось, было сожжено самими эльфами, чтобы дать Плети психологическую победу (и уберечь оставшихся в живых от преследования и полного истребления). Почти 90% населения высших эльфов было уничтожено в конфликте. В память о погибших собратьях большинство выживших переименовали себя в Эльфов Крови и поклялись отомстить за погибших. Опять отрезанные от источника магической силы, кровавые эльфы начали страдать от нехватки магии. Отчаявшиеся эльфы приняли помощь нагов после войны. Альянс расценил это как предательство и они были приговорены к смерти.

Принц Кель’Тас Солнечный Скиталец повёл Эльфов Крови на волю, в пустынные территории Чужеземелья, останки мира Дренор, и поклялся в верности Иллидану, который ему пообещал дать новый источник магии забирая энергию у демонов. Вместе с нагами, Иллидан повёл эльфов на захват Внеземелья, получая также дружбу почти-уничтоженных Дренеев. Затем эльфы с Иллиданом напали на ледяную гору Короля Мертвых чтобы его уничтожить. Но их планам помешал Артас, который сильно ранил Иллидана, что вызвало отступление наг и кровавых эльфов; Артас затем слился с Королём Мертвых, становясь единым существом.

Но не все эльфы крови находятся в Запределье с Иллиданом — некоторые остались в Азероте. Научившись исторгать магию из существ, рождённых в Круговерти Пустоты, они смогли вернуть себе свои любимые земли Кель’Таласа. Луносвет был отстроен заново, и местные эльфы мечтают вернуться в Запределье, чтобы воссоединится с Келем и достичь золотого будущего, обещанного им.

К сожалению, решение Кель’Таса принять помощь наг и использовать магию демонов делает их противниками Альянса. Поэтому кровавые эльфы в Азероте попросили помощи у Орды добраться до Внеземелья. Орки и Таурены симпатизируют кровавым эльфам, которые зависят от магии демонов. Тролли, будучи древними врагами всех эльфов Азерота, смотрят на них с подозрением. Отрёкшиеся тесно сотрудничали с кровавыми эльфами, чтобы очистить территорию бывшего Лордерона от Плети, но эльфы всё ещё не доверяют нежити. Лор’Темар Терон был главным помощником Сильваны во время Второй Битвы за Кель’Талас, и многие Отрёкшиеся и кровавые эльфы происходят из той битвы. Отрёкшиеся установили транспортные устройства между Луносветом и Подгородом, чтобы быстро перемещаться между двумя городами.

Однако не всё так было просто. Кровавые эльфы, оставшиеся в Луносвете, страдали от нехватки магии, вызванной взрывом Солнечного Колодца. Восстановление города протекало медленно, к тому же тролли поняли, что их главный противник ослаб и усилили свои нападения. Вот тогда от принца Келя прибыл гонец, который рассказал о светлом будущем Кель’Таласа и обучил собратьев похищать магию других существ. Это очень сильно ускорило восстановление Луносвета и способствовало изгнанию троллей Амани из лесов Вечной Песни.

Если у высших эльфов яркие глаза голубого, изумрудного и фиолетового оттенков, то у син’дореев радужки всегда светятся ядовито-зеленым. Чем чаще они прибегают к демонической магии, чем насыщенней этот оттенок.

Магическая зависимость

И высшие, и кровавые эльфы, независимо от класса, статуса или происхождения, увлекаются магией и испытывают некоторую потребность в ней. Но, в отличие от квель’дореев, все син’дореи отнимают магическую силу у других существ (особенно демонов, самых притягательных источников силы). Один раз испробовав это, эльф уже не в состоянии вернуться к скудной энергии артефактов. Еще не было случая, когда бы син’дорей снова стал высшим эльфом.

Если кровавый эльф позволяет жажде взять верх над его разумом, он безвозвратно обращается в Презренного (Wretched) — безумное создание, лишь отдаленно напоминающее того, кем он был раньше, и ведомое одним стремлением к магии.

Своим поведением и манерой одеваться кровавые эльфы подчеркивают, что они и высшие эльфы — совершенно разные нации. Синдореи предпочитают красно-черные одеяния с колдовской символикой; они делают причудливые или вызывающие прически, тем самым выступая против норм гармоничного и сдержанного общества высших эльфов. Многочисленные серьги и рисунки на телах — не редкость среди кровавых эльфов: руны наносятся на кожу как средство защиты от демонов или просто как украшение. Однако, когда возникает необходимость посетить город Альянса, кровавые эльфы часто меняют внешность на более добпропорядочную, чтобы сойти за квельдореев.

Большинство кровавых эльфов сосредотачиваются на изучении демонической и огненной магии, в отличие от традиционных заклинаний воды и льда общества высших эльфов. Но в последнее время все больше и больше жителей Кель’Таласа начинают практиковать тайную магию, которая намного более полезна в быту, чем пламя и демоны.

Архитектура кровавых эльфов представляет собой чудесную смесь изгибов и колонн, их дизайны натуральные, цветущие, текущие, животные. Их фонтаны как будто превосходят границы природных законов, создавая и искривляя воду в невозможные формы. Флаги кровавых эльфов представляют из себя феникс, так как эти существа, по-видимому, имеют глубокую связь с кровавыми эльфами.

Напряжения после Второй Войны возросли в горящие ненависти. Высшие эльфы официально покинули Альянс, считая что Альянс мог предотвратить разрушение Кель’Таласа орками. Во время Третьей Войны, Альянс ничего не сделал чтобы предотвратить очередное уничтожение Кель’Таласа Артасом. В конце концов, лорд Гаритос и его расистское поведение к эльфам было последней каплей в чаше терпения, и Кель’Тас понял что судьба его народа не с Альянсом.

В результате, кровавые эльфы являются рьяными ультра-патриотами, считая, что они могут доверять только себе. В отличие от своих предков, кровавые эльфы не ведут себя расчётливо и спокойно; они принимают быстрые решения и не заботятся о последствиях. Они считают, что силу не следует заслуживать, её следует брать. Силой следует манипулировать для себя и на благо всех кровавых эльфов.

Большинство кровавых эльфов не являются сумасшедшими или злыми — они просто используют огонь против огня. Самые сильные заклинатели кровавых эльфов действительно сошли с ума, так как эта магия развращает.

Что касается быта, кровавые эльфы и здесь применяют свои магические способности — по их домам летают заколдованные метлы, которые сами подметают и выбрасывают мусор, по эльфийской столице Серебряной Луны бродят патрульные големы, вокруг высоких зданий летают движущиеся платформы, по которым можно очень быстро и без затраты сил на утомительные подъемы по лестницам добраться до любого этажа.

На сегодняшний день ситуация в Луносвете выглядит. мягко говоря, необычно. Син’дорай упорно пытаются восстановиться после Третьей войны. Когда Плеть вторглась в Кель’Талас, большая часть высокорожденных эльфов была уничтожена. Кель’тас собрал выживших под свои знамена и назвал их эльфами крови, а потом отправился на поиски лучшего будущего для сородичей.

Вместо себя он оставил регента по имени Лор’темар Терон. Должность Лор’темара была временной — после возвращения принца Кель’таса Терон мог бы вернуться к обычной жизни. Но принц так и не вернулся, поэтому Лор’темар был вынужден встать во главе некогда великой цивилизации, оберегать свой немногочисленный народ и вести его за собой.

При таких обстоятельствах изгнание эльфов Бездны из Орды кажется весьма странным — как, впрочем, и доверие, оказанное Лор’темаром великому магистру Роммату.

Непонятно, кто вообще отважился верить Роммату, учитывая все то, что происходило с ним раньше. Когда-то Роммат принадлежал к Кирин-Тору. В Третьей войне он попал в плен к Гаритосу и провел немало времени в магической тюрьме Даларана. Арест и заключение повлияли на Роммата не лучшим образом. Маг знал, что Кирин-Тор закрыл глаза на действия Гаритоса, поэтому после освобождения он покинул орден и отправился в Запределье вместе с Кель’тасом.

Принц доверял Роммату и делился с ним своими открытиями, в том числе и учением Иллидана, которое позволяло избавиться от магической зависимости. Позже Кель’тас велел Роммату вернуться в Луносвет и научить син’дорай извлекать магию из волшебных и демонических сущностей. По инициативе Роммата эльфы крови стали использовать в качестве источника магии наару по имени М’ууру. Параллельно великий магистр рассказывал собратьям о великолепных землях, найденных принцем Кель’тасом, и о светлом будущем, которое ждет их расу в тех краях. Когда Кель’тас вернулся и предал свой народ, Роммат был сломлен.

Но маг не оставил своих трудов. Он не хотел, чтобы эльфов крови постигло забвение. В начале нордскольской кампании Роммат высказывался против участия в ней. Позже он был разочарован предательством Похитителей Солнца и их изгнанием из Даларана. Когда в Луносвете появился артефакт могу, присланный Гаррошем, Роммат пришел в ярость, но заявление Лор’темара о том, что син’дорай больше не будут никому подчиняться, заставило мага взять себя в руки.

Роммат никогда не поддерживал Лор’темара в открытую, но однажды сказал, что тот мог бы стать хорошим Вождем Орды.

До сих пор непонятно, что именно замыслил Роммат и каковы его истинные мотивы. Очевидно, он относится к Альянсу с пренебрежением, но при этом радуется восстановлению Солнечного колодца, а ведь Пророк Велен сыграл в этом далеко не последнюю роль. Роммат не слишком чтит и Орду — он часто высказывает критические замечания по поводу политических решений и действий Сильваны.

По какой-то причине Роммат пользуется доверием Лор’темара Терона, который за эти годы успел стать авторитетным лидером. Терон не гнался за властью, а пришел к не по воле обстоятельств и сделал все возможное, чтобы спасти народ Кель’Таласа. В какой-то момент Лор’темар задумался о том, насколько выгоден для эльфов союз с Ордой, но поступки Джайны заставили его забыть о союзе с Альянсом. И все же, многим не до конца понятно, почему Лор’темар столь враждебно отнесся к Аллерии, которая прибыла в Кель’Талас с наилучшими намерениями.

Да и в целом поведение Лор’темара и леди Лиадрин кажется нелогичным. Лиадрин видела, как Велен восстановил Солнечный колодец. Она знала, что Пророк и дренеи сознательно пожертвовали ради колодца своим божеством, наару М’ууру. Лиадрин и ее армия помогали дренеям отразить атаку Пылающего Легиона на Аукиндон. Велен и дренеи являются полноправными членами Альянса. Лиадрин и Лор’темар это знают.

И даже если не принимать во внимание поступки Джайны, Альянс не заслужил гнева эльфов крови. Все, кто играл в Легионе, знают, что многие союзники Джайны не разделяют ее мнение, так почему бы не считаться с ними? В конце концов, Орда же вернулась в Даларан.

В поисках знания

Как вы наверняка знаете, в немногочисленных рядах син’дорай тоже нет согласия. Перед событиями, описанными в Mists of Pandaria Лор’темар единолично решил, что эльфы крови должны идти своим путем. Куда делся тот решительный Лор’темар? Почему в ситуации с Аллерией он послушал Роммата? Почему он так охотно отказался от союза, не попытавшись побольше разузнать о магии Бездны?

Судя по всему, суть кроется в нехватке знаний. Эльфы Бездны пользуются магией, которая непонятна всем остальным. Неизвестность пугает? Да. Она может нанести вред, хотя бы в теории? О да! Но ведь учение о магии Бездны совсем не новое, им давно и активно пользуются темные жрецы. Эльфы Бездны, по сути своей, ничем от тех жрецов не отличаются, но син’дорай почему-то не пошли им навстречу.

Высокорожденных эльфов и эльфов крови мало. Очень мало. Лор’темар это знает. А еще он знает, что син’дорай, по сути, не нужны своим союзникам в Орде. Несмотря на формальный союз, они уже давно действуют в одиночку. Так почему же Терон столь безрассудно отверг своих собратьев, владеющих особыми силами и способных укрепить армию? За последний десяток лет его народ не видел ничего, кроме страданий, так почему бы не обратиться к магии, которая могла бы остановить мучения?

Зачем сознательно усиливать Альянс, добавляя ему неизведанных способностей? Магия Бездны — это мощный инструмент, который при правильном использовании может дать ощутимое преимущество, но Лор’темар предпочел отказаться от этого преимущества, не вдаваясь в подробности. Видимо, он просто испугался.

Сделка с дьяволом

Итак, син’дорай потеряли еще одну часть своего и без того небольшого племени. Виной тому не смерть и предательство, а банальное непонимание. В рассказе «В тени солнца» Лор’темар рассуждает о своих решениях, принятых за то время, что он был регентом. Одним из таких решений Терон выслал из Луносвета высокорожденных эльфов, которые отказались называться эльфами крови. Те отправились в Чумные земли и основали Кель’Литиен. Лор’темар сожалеет о своем решении и с ужасом узнает, что Кель’Литиен был атакован ордынским отрядом во главе с Натаносом Гнилостенем.

– Ты отправил нас – неугодных – в ссылку сюда, чтобы забыть о нашем существовании, и при этом имеешь наглость удивляться нашим страданиям? У меня нет достаточно грязных слов, чтобы описать тебя, Лор’темар. Я знаю, чьи войска сейчас находятся в Транквиллионе, правящий лорд. Мне интересно, скольких твоих – син’дорайских – следопытов они убили прямо у тебя под носом. Ты заключил сделку с дьяволом – это твой выбор. И я могу лишь надеяться, что когда-нибудь ты получишь по заслугам.

Лор’темар был поражен поступком Сильваны. Слова изгнанников глубоко засели у него в голове. Он и вправду заключил сделку с дьяволом — тем самым, что теперь ведет за собой всю Орду. И хотя исход битвы еще не предрешен, первые ряды армии уже надежно увязли в песке.

Будущее син’дорай тоже выглядит туманным, и, по большему счету, все зависит от поступков Лор’темара. Нам же остается только ждать дальнейшего развития событий.

На сегодняшний день ситуация в Луносвете выглядит. мягко говоря, необычно. Син’дорай упорно пытаются восстановиться после Третьей войны. Когда Плеть вторглась в Кель’Талас, большая часть высокорожденных эльфов была уничтожена. Кель’тас собрал выживших под свои знамена и назвал их эльфами крови, а потом отправился на поиски лучшего будущего для сородичей.

Вместо себя он оставил регента по имени Лор’темар Терон. Должность Лор’темара была временной — после возвращения принца Кель’таса Терон мог бы вернуться к обычной жизни. Но принц так и не вернулся, поэтому Лор’темар был вынужден встать во главе некогда великой цивилизации, оберегать свой немногочисленный народ и вести его за собой.
При таких обстоятельствах изгнание эльфов Бездны из Орды кажется весьма странным — как, впрочем, и доверие, оказанное Лор’темаром великому магистру Роммату.

Непонятно, кто вообще отважился верить Роммату, учитывая все то, что происходило с ним раньше. Когда-то Роммат принадлежал к Кирин-Тору. В Третьей войне он попал в плен к Гаритосу и провел немало времени в магической тюрьме Даларана. Арест и заключение повлияли на Роммата не лучшим образом. Маг знал, что Кирин-Тор закрыл глаза на действия Гаритоса, поэтому после освобождения он покинул орден и отправился в Запределье вместе с Кель’тасом.
Принц доверял Роммату и делился с ним своими открытиями, в том числе и учением Иллидана, которое позволяло избавиться от магической зависимости. Позже Кель’тас велел Роммату вернуться в Луносвет и научить син’дорай извлекать магию из волшебных и демонических сущностей. По инициативе Роммата эльфы крови стали использовать в качестве источника магии наару по имени М’ууру. Параллельно великий магистр рассказывал собратьям о великолепных землях, найденных принцем Кель’тасом, и о светлом будущем, которое ждет их расу в тех краях. Когда Кель’тас вернулся и предал свой народ, Роммат был сломлен.

Но маг не оставил своих трудов. Он не хотел, чтобы эльфов крови постигло забвение. В начале нордскольской кампании Роммат высказывался против участия в ней. Позже он был разочарован предательством Похитителей Солнца и их изгнанием из Даларана. Когда в Луносвете появился артефакт могу, присланный Гаррошем, Роммат пришел в ярость, но заявление Лор’темара о том, что син’дорай больше не будут никому подчиняться, заставило мага взять себя в руки.
Роммат никогда не поддерживал Лор’темара в открытую, но однажды сказал, что тот мог бы стать хорошим Вождем Орды.

До сих пор непонятно, что именно замыслил Роммат и каковы его истинные мотивы. Очевидно, он относится к Альянсу с пренебрежением, но при этом радуется восстановлению Солнечного колодца, а ведь Пророк Велен сыграл в этом далеко не последнюю роль. Роммат не слишком чтит и Орду — он часто высказывает критические замечания по поводу политических решений и действий Сильваны.

По какой-то причине Роммат пользуется доверием Лор’темара Терона, который за эти годы успел стать авторитетным лидером. Терон не гнался за властью, а пришел к не по воле обстоятельств и сделал все возможное, чтобы спасти народ Кель’Таласа. В какой-то момент Лор’темар задумался о том, насколько выгоден для эльфов союз с Ордой, но поступки Джайны заставили его забыть о союзе с Альянсом. И все же, многим не до конца понятно, почему Лор’темар столь враждебно отнесся к Аллерии, которая прибыла в Кель’Талас с наилучшими намерениями.

Да и в целом поведение Лор’темара и леди Лиадрин кажется нелогичным. Лиадрин видела, как Велен восстановил Солнечный колодец. Она знала, что Пророк и дренеи сознательно пожертвовали ради колодца своим божеством, наару М’ууру. Лиадрин и ее армия помогали дренеям отразить атаку Пылающего Легиона на Аукиндон. Велен и дренеи являются полноправными членами Альянса. Лиадрин и Лор’темар это знают.
И даже если не принимать во внимание поступки Джайны, Альянс не заслужил гнева эльфов крови. Все, кто играл в Легионе, знают, что многие союзники Джайны не разделяют ее мнение, так почему бы не считаться с ними? В конце концов, Орда же вернулась в Даларан.

В поисках знания

Как вы наверняка знаете, в немногочисленных рядах син’дорай тоже нет согласия. Перед событиями, описанными в Mists of Pandaria Лор’темар единолично решил, что эльфы крови должны идти своим путем. Куда делся тот решительный Лор’темар? Почему в ситуации с Аллерией он послушал Роммата? Почему он так охотно отказался от союза, не попытавшись побольше разузнать о магии Бездны?

Судя по всему, суть кроется в нехватке знаний. Эльфы Бездны пользуются магией, которая непонятна всем остальным. Неизвестность пугает? Да. Она может нанести вред, хотя бы в теории? О да! Но ведь учение о магии Бездны совсем не новое, им давно и активно пользуются темные жрецы. Эльфы Бездны, по сути своей, ничем от тех жрецов не отличаются, но син’дорай почему-то не пошли им навстречу.

Высокорожденных эльфов и эльфов крови мало. Очень мало. Лор’темар это знает. А еще он знает, что син’дорай, по сути, не нужны своим союзникам в Орде. Несмотря на формальный союз, они уже давно действуют в одиночку. Так почему же Терон столь безрассудно отверг своих собратьев, владеющих особыми силами и способных укрепить армию? За последний десяток лет его народ не видел ничего, кроме страданий, так почему бы не обратиться к магии, которая могла бы остановить мучения?

Зачем сознательно усиливать Альянс, добавляя ему неизведанных способностей? Магия Бездны — это мощный инструмент, который при правильном использовании может дать ощутимое преимущество, но Лор’темар предпочел отказаться от этого преимущества, не вдаваясь в подробности. Видимо, он просто испугался.

Сделка с дьяволом

Итак, син’дорай потеряли еще одну часть своего и без того небольшого племени. Виной тому не смерть и предательство, а банальное непонимание. В рассказе «В тени солнца» Лор’темар рассуждает о своих решениях, принятых за то время, что он был регентом. Одним из таких решений Терон выслал из Луносвета высокорожденных эльфов, которые отказались называться эльфами крови. Те отправились в Чумные земли и основали Кель’Литиен. Лор’темар сожалеет о своем решении и с ужасом узнает, что Кель’Литиен был атакован ордынским отрядом во главе с Натаносом Гнилостенем.

– Ты отправил нас – неугодных – в ссылку сюда, чтобы забыть о нашем существовании, и при этом имеешь наглость удивляться нашим страданиям? У меня нет достаточно грязных слов, чтобы описать тебя, Лор’темар. Я знаю, чьи войска сейчас находятся в Транквиллионе, правящий лорд. Мне интересно, скольких твоих – син’дорайских – следопытов они убили прямо у тебя под носом. Ты заключил сделку с дьяволом – это твой выбор. И я могу лишь надеяться, что когда-нибудь ты получишь по заслугам.

Лор’темар был поражен поступком Сильваны. Слова изгнанников глубоко засели у него в голове. Он и вправду заключил сделку с дьяволом — тем самым, что теперь ведет за собой всю Орду. И хотя исход битвы еще не предрешен, первые ряды армии уже надежно увязли в песке.

Будущее син’дорай тоже выглядит туманным, и, по большему счету, все зависит от поступков Лор’темара. Нам же остается только ждать дальнейшего развития событий.

Читайте также:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector