Как избежать ресурсного проклятия случай ботсваны

Термин «ресурсное проклятие» был придуман британским экономистом Ричардом Аути в 1993 году. Его суть заключается в следующем: страны, богатые природными ресурсами, в долгосрочной перспективе показывают меньший экономический рост, чем страны, чей запас ресурсов ограничен. В чём специфика ресурсного проклятия в России, как с ним бороться и чему можно научиться у других стран, богатых природными ресурсами? «Секрет» поговорил об этом с руководителем отдела исследований России и Евразии Норвежского института международных дел (NUPI), преподавателем в области энергетической политики доктором Индрой Эверлэндом.

— В 2014–2016 годах, после того, как цены на нефть резко упали из-за того, что США сняли санкции с Ирана, стало казаться: настало время, когда российская нефть больше никому не нужна. Тем не менее уже в 2017 году спрос на нефть вернулся в норму, цены укрепились. На прошлой неделе мы увидели, что баррель Brent впервые с ноября 2014 года стоит $80, и аналитики считают, что его цена будет расти дальше. Почему это произошло?

— Рынки нефти всегда были цикличными, как и большинство сырьевых рынков. Это связано с тем, что ценовые сигналы для инвестиций задерживаются. Когда цены высоки, происходит чрезмерное инвестирование, и требуется некоторое время, прежде чем это приведёт к перепроизводству. Когда наступает перепроизводство, цены обваливаются, но спустя какое-то время, когда снова образуется нехватка нефти, цены вновь растут. Политические факторы — например, новые санкции США против Ирана — способствуют росту цен.

Однако в долгосрочной перспективе в этом цикле может возникнуть что-то новое, например снижение спроса на ископаемые виды топлива из-за политики в области климата. Сейчас мы находимся в той точке цикла, когда цены на нефть растут, но в будущем мы неминуемо окажемся и в нижней точке, и я не уверен, что отскок будет таким же сильным, как раньше. Маятник несколько раз качнётся перед тем, как окончательно остановиться.

— Что происходит, когда ресурсы заканчиваются или становятся не нужны? Как сырьевые страны преодолевают этот опыт?

— Сырьевые страны должны подготовиться к этой ситуации заранее. Самое главное — это постараться диверсифицировать экономику, чтобы другие сектора выжили и смогли процветать, когда доходы от ресурсов снизятся. Для того чтобы другие сектора развивались, важно, чтобы национальная валюта не подорожала. Этого, в свою очередь, можно достичь, сохраняя как можно больше доходов за пределами страны в других валютах. К сожалению, я не знаю примеров стран, последовавших такой стратегии. Относительно успешными в борьбе с ресурсным проклятием были Норвегия, Ботсвана, Канада, но и они не преодолели его полностью.

Многие из государств, не достигших высоких результатов в диверсификации, например Казахстан, старались, но в итоге не слишком хорошо справились с задачей. Некоторые страны, например Ангола и Венесуэла, не смогли даже встать на путь диверсификации. А Россия и Саудовская Аравия сэкономили доходы от нефти до падения цен в 2014 году, а потом использовали накопленные средства, чтобы преодолеть трудный период. 20 лет назад они не были так хорошо подготовлены.

— Кажется, самым удачным считается опыт Мексики, которая достигла диверсификации экономики за счёт партнёрства с США (развитие торгово-экономических отношений и привлечение прямых иностранных инвестиций со стороны США способствовали сокращению экспорта мексиканской нефти, страна начала экспортировать продукцию предприятий, созданных в Мексике за счёт притока иностранного капитала. — Прим. ред.). Мог бы в случае с Россией таким партнёром выступить Европейский союз?

— В некотором роде — да. Если политические отношения между Россией и ЕС станут более расслабленными, взаимовыгодное партнёрство будет возможным. Другое дело, что важным компонентом в отношениях между Мексикой и США является мексиканская дешёвая рабочая сила. И здесь я не уверен, что у России есть столько же наёмных работников и что они привлекательны для ЕС в смысле уровня заработных плат.

— Кстати, о каких ресурсах идёт речь, когда мы говорим о «ресурсном проклятии»? Могут, например, высокие технологии стать таким ресурсом? Или дешёвая рабочая сила?

— Обычно специалисты имеют в виду сырьевые товары, такие как нефть, газ, алмазы или другие минералы. Я не думаю, что передовые технологии могут считаться ресурсом наравне с нефтью или газом, хотя они также создают проблемы, просто другого типа. Возможно, у Китая есть проклятие трудовых ресурсов, которое позволяет стране зарабатывать много денег и неразумно тратить их, поддерживая авторитарное правительство. Но это малоизученный вопрос.

— В чём заключается специфика ресурсного проклятия России? Как богатство страны ресурсами отражается на политике, геополитике, уровне жизни?

— Российский случай осложняется тем, что это огромная страна, в которой много разных природных ресурсов (включая зерно и гидроэнергетику), много высокообразованных людей и при этом она является великой державой. Иногда я думаю, что самая большая проблема России — это не ресурсное проклятье, а чувство, что она — великая держава и поэтому должна вести себя соответствующим образом и стремиться к признанию со стороны других стран, среди прочего доказывая свою военную силу. В Норвегии, да и в других европейских странах такой проблемы нет, и это позволяет нам сосредотачиваться на том, как эффективно управлять страной, а не демонстрировать свою значимость на международной арене. То же самое касается некоторых стран, которые ранее были великими державами, но отказались от этого, в числе которых Германия и Япония. Если бы Россия управлялась как Германия, она была бы намного богаче Германии.

ТЕМА ДНЯ СЫРЬЕВОЕ ПРОКЛЯТИЕ

В России установился консенсус: что бы ни происходило в стране плохого, все принято объяснять «ресурсным проклятием». Сворачивание демократии вполне предсказуемо и едва ли не неизбежно: сырьевое благополучие ведет к снижению подотчетности государства обществу и исчезновению стимулов к демократическому развитию государственных институтов. То же и со свободой прессы: независимые СМИ правителям сырьевых стран не нужны, поскольку ресурсная рента позволяет компенсировать любые управленческие промахи, проистекающие от недостатка объективной информации. Парализован госаппарат? Имея нефтяную ренту, режиму и не надо как следует собирать налоги, да и вообще эффективно управлять страной. Коррупция? Ничего удивительного: элита сырьевых стран заключает с обществом негласный договор, когда часть доходов от экспорта перераспределяется в пользу народа в обмен на практически бесконтрольную деятельность элиты. Экономический рост замедляется, несмотря на уникальную внешнеэкономическую конъюнктуру? Так ведь, по данным МВФ, экономики стран с избыточными сырьевыми ресурсами в долгосрочной перспективе вообще склонны расти медленнее, чем «нормальные». В странах ОПЕК в 1970-х годах ВВП на душу населения был выше среднемирового — а сейчас, несмотря на очень высокие нефтяные цены, составляет лишь 60% от него. Так отчего же в России быть другой динамике? В общем, во всем виновата нефть.

Есть, правда, пример Норвегии, где государство вполне эффективно распоряжается своими ресурсами и придерживается при этом сугубо демократических методов управления. Но этот случай вроде бы не подходит для развенчания мифа о «сырьевом проклятье» — от других экспортеров сырья она явно отличается тем, что устойчивые и демократические институты государства и общества успели здесь сформировать и укорениться еще до того, как на страну обрушилось нефтегазовое счастье.

Но можно рассмотреть и другой пример — Ботсвану, страну разительно отличающуюся от Норвегии. На момент обретения независимости в 1966 году она была одной из беднейших стран беднейшего в мире региона — Африки. В 2005 году ее ВВП по паритету покупательной способности достиг $10 500 на душу населения — это фактически уровень России. Это огромное достижение для африканской страны, ведь богатая нефтью Нигерия, например, довольствуется $1400 на человека. За последние 20 лет, отмечает в своем исследовании эксперт МВФ Атсуши Иими, средние темпы роста экономики Ботсваны составили 7,8% в год, и это при том, что рынок основных товаров ее экспорта — алмазов, никеля, меди — за этот период пережил немало падений. В начале 1980-х весь прирост ботсванской экономики обеспечивался за счет добычи сырья, сейчас же сырье обеспечивает не более 40% роста ВВП.

«Сырьевое проклятье» — это отставание не только в экономике, но прежде всего институтов государства. Ботсвана, по мнению целого ряда организаций, и здесь проклятья избежала. Эксперты Freedom House отмечают, что богатые ресурсами страны СНГ сейчас скатываются к авторитаризму — однако Ботсвану они характеризуют как полностью свободную страну. Эксперты Heritage Foundation в рейтинге экономической свободы поставили эту южноафриканскую страну на 30-е место — впереди той же Норвегии, Италии, Франции и еще многих развитых стран. Россия в этом рейтинге фигурирует на 126-м месте. Сотрудникам Heritage больше всего импонирует уважение к частной собственности, прозрачность и продуманность регулирующих мер: «Правительство придерживается прозрачной политики, поддерживает эффективное законодательство, обеспечивающее конкуренцию и ясные правила хозяйствования». Все это позволяет им очень высоко оценивать экономическую свободу и эффективность этой страны, несмотря даже на то, что 35,5% ее ВВП (примерно как в России), по данным Всемирного банка, производится госкомпаниями.

«Причина процветания Ботсваны — сочетание хорошей ресурсной базы с хорошим госуправлением, основанным на прозрачности и подотчетности»,— говорит Вадим Новиков из Института экономики переходного периода, признавая, что подобное сочетание встречается крайне редко. Лев Рытов из Института Африки РАН считает, что нынешнее эффективное управление — следствие развитого парламентаризма. «Во многих африканских странах после ухода англичан остались парламентские системы,— говорит Лев Рытов.— Но Ботсвана, пожалуй, единственная, которая ее сохранила и укрепила. Там есть реальная политическая борьба со сменой правящих партий, остающаяся всегда в рамках конституции, которую ни разу не меняли. Ни одного политического лидера с 1966 года там не убили и не посадили в тюрьму». Развитую судебную систему, разумный свод законов и системы общественного контроля граждане Ботсваны позаимствовали у бывшей метрополии, а позже развили. «Поначалу такая государственная система держалась на воле элит, желавших модернизации своей страны,— объясняет Лев Рытов.— А теперь у нее есть более прочная опора — демократическая традиция и средний класс». Так что «сырьевое проклятие» — это не причина, а следствие. Истинной же причиной и коррупции, и неэффективности госуправления, и сворачивания демократических свобод является отсутствие у нации и у ее элиты соответствующей политической воли.

Английский учены и экономист Аути впервые предложил термин «ресурсное проклятие» для обозначения ситуации, которая произошла со странами-экспортерами нефти и других энергоносителей в период энергетических кризисов семидесятых годов прошлого века. В этих странах наблюдалось значительное снижение уровня жизни. Установление ограничений на продажу нефти в 1974 году привело к росту цен на нее и ее продукты. Однако, в странах-поставщиках начался ежегодный спад показателя валового продукта на душу населения.

Впервые такой парадокс отметили ученые Сакс и Уорнер. Они заметили, что страны, владеющие ресурсами, развиваются намного медленнее остальных.

Это подтверждается историческими данными. Например, Испания уступает по развитию Нидерландам, хотя считается более богатой по энергоресурсам. Россия существенно отстает от Японии, хотя у последней практически нет собственных ресурсов.

Сущность «ресурсного проклятия» заключается в отображении негативного влияния структуры национальной хозяйственной системы на ее рост и развитие. Однако, это понятие не дает представления о том, насколько изменилась бы жизнь стран, если бы у них не было этих ресурсов. Стоит отметить, что ряд стран так же обладают большими запасами ресурсов, при этом они не являются определяющими в их экономической структуре. Например, США является одним из крупнейших добытчиков нефти, но нефть не играет важной роли в экономике Америки. То есть, «ресурсное проклятие» больше говорит не о вредности большого количества ресурсов, а о том, что зависимость экономики от сбыта энергоносителей и других природных ископаемых является разрушительной.

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Среди причин, вызывающих эффект ресурсного проклятия выделяют:

  1. Влияние притока иностранной валюты на внутренний курс за счет импорта энергоносителей.
  2. Снижение спроса на продукцию остальных секторов народного хозяйства.
  3. Постоянное изменение цен на ресурсы в рамках мирового рынка.
  4. Коррупционные нарушения внутри государства.
  5. Совершение политических ошибок во внутренней жизни стран.
  6. Отрицательное влияние на развитие смежных отраслей народного хозяйства по причине высоких доходов от продажи сырья.
  7. Зависимость положительных тенденций макроэкономического роста от грамотного управления сверхдоходами.

Деградация хозяйственной системы, обычно вызвана выполнением интересов отдельной группы людей, за счет получаемых доходов от продажи ресурсов. В такой ситуации, экономика постепенно приходит к упадку, так как все мощности уходят на добычу и реализацию ресурсов. Если доходы распределяются в пользу обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, то возникает возможность экономического роста. Переизбыток доходов ведет к безработице большей части населения. Их потребности обычно покрываются бюджетными средствами, сформированными из ресурсных доходов. При этом недостаточность субсидирования сжимает внутренний объем. Если финансирование покрывает потребности, то средства уходят на закупку импорта. Это так же негативно сказывается на развитие внутреннего рынка.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

Как в любом правиле здесь есть исключения. Многие развитые страны обладают серьезными запасами сырьевых ресурсов. Они смогли перестроить свою экономику в пользу обрабатывающей промышленности и сферы услуг. Это привело к тому, что внутренних ресурсов для обеспечения всех потребностей производства недостаточно. Экономика Норвегии считается одной из самых стабильных и устойчивых в мире, но она на 40% зависит от экспорта нефти и ее продуктов. Правительство страны предпринимает шаги для сокращения роли первичного сектора в хозяйственном устройстве государства.

Некоторые ученые связывают невозможность выхода из бедности с тем, что в странах богатых энергоресурсами происходит концентрация на производстве какого-то одного блага, а также неграмотно применяется теория сравнительных преимуществ.

Макроэкономическая причина «ресурсного проклятия» не выдерживание критики. Связано это с тем, что некоторые страны, обладающие достаточным количеством ресурсов, сохраняют положительные тенденции в экономическом росте. Такая проблема характерна для стран с неразвитой системой политической власти.

Ряд ученых считают, что в странах с высокоразвитой экономической и политической системой количество природных ресурсов не влияет на рост макроэкономических показателей. Нарушение в развитии характерно для стран с незрелой демократией. Кроме того, в них наличие ресурсов влияет на скорость реформирования, его эффективность, а также на разрушение уже имеющихся институтов власти.

Практический пример стран Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока показал, что появление крупного источника дополнительного дохода влияет на скорость проведения преобразований во внутренней политике государства. С помощью этих денег можно достаточно долгое время защищать внутренний рынок от импорта. Однако, это вредит экономической эффективности. Правительства этих стран проводили неграмотную политику инвестирования во внутреннюю хозяйственную структуру.

Гипотеза о том, что на уровень жизни не влияют макроэкономические изменения в жизни страны, имеющей большие запасы ресурсов, подтверждается развитыми странами, в которых наблюдается колебание конъюнктуры рынка. Например, Норвегия является одной из богатейших стран по природным ресурсам. Однако, их месторождения стали разрабатываться и использоваться в целях получения дополнительного дохода после того, как были созданы стабильно функционирующие институты власти и экономики.

Главенствующая роль добывающей отрасли в экономике страны приводит к следующим отрицательным эффектам:

  1. Военным и политическим конфликтам, направленным на получение более выгодных условий и территорий.
  2. Поступление больших сумм денег в бюджет от продажи ресурсов искажает институт налогообложения.
  3. Все силы экономики направлены на поддержание добывающих отраслей промышленности и соответствующей инфраструктуры, другие отрасли находятся в упадке.
  4. Зависимость доходов страны от колебания цен на ресурсы и валюту.
  5. Огромные доходы стимулируют развитие коррупции.
  6. Отсутствие диверсификации в области добычи. Нет стимула развивать перерабатывающую и обрабатывающую промышленность.

В странах с богатым ресурсным потенциалом обычно страдает социальная составляющая жизни общества. Это связано с тем, что государство не испытывает особой потребности в стимулировании личностного развития и роста граждан.

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Читайте также:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector