Кто был проклят гермесом

в греческой мифологии герой, сын малоазийского правителя Тантала, убивший сына Гермеса Миртила, и проклятый за это Гермесом

• (пелопс?) в греческой мифологии: сын Тантала, по имени которого был назван полуостров на юге Греции

• в греческой мифологии герой, сын Тантала

• царь Элиды, завоеватель Пелопоннеса, сын царя Тантала и Эврианассы в древнегреческой мифологии

• В греческой мифологии герой, сын малоазийского правителя Тантала, убивший сына Гермеса Миртила, и проклятый за это Гермесом

Нанять профессионального составителя проклятий, красиво записать проклятия на свинцовых табличках, не забыв указать имена и род занятий проклинаемых, похоронить эти таблички в первой попавшейся могиле и ждать, когда на недругов обрушится кара богов в соответствии со спецификацией – так 2400 лет назад в Греции расправлялись с конкурентами по бизнесу.

Стопку из пяти свинцовых табличек, пробитых железным гвоздем, греческие археологи нашли еще в 2003 году. Они лежали в могиле рядом с кремированными останками молодой женщины. На четырех табличках были заметны строчки какого-то текста, пятая оказалась пустой.

Место находки имеет значение: раскопки проводились в афинском районе Новый Фалирон рядом с портом Пирей. Эта местность всегда отличалась особым колоритом – в Фалироне находился первый порт Афин, пока в 483 году до нашей эры его не перенесли в соседнюю гавань, Пирей.

Несложно представить атмосферу ремесленного портового района и его разношерстную «фауну» – раскопки местных некрополей уже не раз преподносили археологам сюрпризы: им попадались и братские могилы, и скелеты в кандалах, и останки людей, брошенных умирать без погребения, и тела влюбленных, умерших и похороненных в один день (подробнее о раскопках в Фалироне – в нашем материале «Обычное кладбище, необычные находки: в Афинах археологи обнаружили редчайшее конное захоронение»).

У греческих исследователей буквально не хватает рук, чтобы заниматься всеми найденными артефактами. Свинцовые таблички отправили на хранение в Археологический музей Пирея, где они пролежали больше десяти лет, пока ими не заинтересовалась Джессика Ламонт (Jessica Lamont) – аспирантка университета Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University), специалист по эпиграфике. Свой перевод и толкование текста на табличках Ламонт опубликовала в журнале Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik.

Оказалось, что таблички, датированные началом IV века до нашей эры, содержат тщательно и даже поэтично (местами гекзаметром, как у Гомера!) сформулированные проклятия в адрес восьми человек – четырех семейных пар, владельцев местных таверн. Цель затеи – устранить конкурентов по бизнесу, «ничего личного».

В качестве «исполнителей» заказчик призывает Гекату, Гермеса и Артемиду в их хтонической сущности, то есть в ипостаси богов подземного мира. Почему Гермес и Геката – понятно, тогда как Артемида обычно ассоциируется с живой природой и плодородием, ее считали покровительницей юных дев, замужних женщин, рожениц… Однако заказчик табличек обращается к иной, разрушительной ипостаси Артемиды, связанной с царством мертвых и вечного мрака.

Устранение конкурентов руками богов – обычная бизнес-практика в Древней Греции: ранее археологи уже находили подобные артефакты. Любопытно, что чаще других греки проклинали хозяек таверн – должно быть, те еще были мегеры.

Проклятия в адрес семейных пар имели своей целью не столько личную жизнь, сколько бизнес супругов: например, одно из ранее найденных обращений к богам содержит призыв навести порчу на всю работу и продукцию некоего Дионисиоса, мастера по изготовлению шлемов, и его жены Артемиды, златошвейки.

В этом смысле таблички из Фалирона не уникальны, но весьма необычны. Дело в том, что около 80% древнегреческих табличек с проклятиями содержат лишь имена и короткий текст, из которого невозможно понять причину конфликта. Проклятия, изученные Джессикой Ламонт, напротив, весьма красноречивы, написаны изысканным слогом, буквы на свинце процарапаны аккуратно и четко.

«Нам очень редко попадаются столь подробные и красиво изложенные проклятия. Они прекрасны, если забыть об их зловещем смысле», — говорит Ламонт.

Все указывает на то, что заказчик нанял хорошего профессионала, эксперта по части оккультного сервиса. Заклинания разного рода, порча, любовный приворот – вероятно, древнегреческий профи оказывал тот же спектр услуг, который не изменился за последние 2400 лет.

Судя по профессии жертв, заказчик табличек – мужчина или женщина – тоже имел непосредственное отношение к древнеафинской индустрии питания и развлечений. «Заказ таблички с проклятием был крайней мерой, заказ пяти табличек – случай экстраординарный. Вложение такого количества средств и усилий, скорее всего, говорит о полном отчаянии, в котором пребывал заказчик», — отмечает Ламонт.

Могла ли женщина, в чьей могиле нашли таблички, быть их заказчицей? Вряд ли. Скорее всего, она не имела отношения ни к проклятьям, ни к тавернам, ее могила просто «попалась под руку» в подходящий момент.

«Для того чтобы проклятия сработали, их нужно было поместить под землю, например, в могилу или колодец. Считалось, что такие места служили проходами в подземный мир и обеспечивали доставку посланий адресатам. По получении боги могли ответить на призыв смертного и исполнить его требования», — рассказала Ламонт изданию Live Science.

Вероятно, женщина умерла как раз в тот момент, когда таблички с проклятиями уже были готовы «к отправке». Каким-то образом заказчик проклятий (или кто-то по его просьбе, например, могильщик) получил доступ к еще открытой могиле, положил таблички рядом с кремированными останками женщины и завершил погребение, засыпав все землей.

Проклятие «собачьего уха»

Текст проклятий на четырех табличках практически идентичен. Пятую табличку намеренно оставили пустой – очевидно, над ней произнесли устное заклинание и затем положили к остальным.

Статуя Гекаты, триединой богини потустороннего мира.

В своей статье Джессика Ламонт разбирает текст одной таблички, сохранившейся лучше других. В проклятии содержится призыв к Гекате, Артемиде и Гермесу покарать мужчину по имени Деметриос и женщину по имени Фанагора, владеющих τό καπηλεῖον – Ламонт переводит это слово как «таверна», в русском языке есть более подходящий термин – «кабак».

Заказчик стремится полностью разрушить благосостояние конкурентов, он просит богов: «Направьте гнев свой на Фанагору и Деметрия, и на таверну их, и на имущество их, и на все их владения. Я связываю врага своего Деметрия, и с ним Фанагору, узами крови и праха со всеми мертвыми…». Кровь и прах, по мнению Ламонт, — органические ингредиенты, использованные при проведении ритуала проклятия.

Далее следует указание для богов: не снимать проклятие по истечении четырех лет. Такая формулировка встречается историкам впервые. Ламонт предлагает свое толкование: «четыре года», возможно, намек на олимпийский цикл, временной отрезок между Играми, который мог служить измерителем времени.

Последние строки проклятия – «Я свяжу тебя такими узами, Деметриос, сильнее которых нет, я выбью kynotos на твоем языке».

Kynotos – любопытное слово, поначалу смутившее Джессику Ламонт. Буквальный перевод – «собачье ухо». Известно, что в колдовских обрядах использовались разнообразные, порой экзотические вещи: рыбы, птицы, зубы змеи, борода волка, порошок из ящерицы и даже глаза летучей мыши. Однако, по мнению Ламонт, в данном случае «собачье ухо» следует трактовать иначе, учитывая род деятельности заказчика и проклинаемых.

Все они были владельцами таверн (кабаков), а где кабак – там азартные игры. На жаргоне древнегреческих игроков в кости «собачье ухо» означало минимальную или заведомо проигрышную комбинацию очков. Можно предположить, что заказчик проклятий желал конкурентам судьбы неудачников, проигравших, «лузеров».

Использование в проклятии столь специфического термина «говорит о том, что афинские таверны в IV-V веках до нашей эры были не только питейными заведениями. Это были места для азартных игр и других неприглядных занятий», — написала в своем исследовании Джессика Ламонт. Проще говоря, это были притоны, да еще в портовом районе. Владельцы подобных заведений во все времена были готовы ко всему, расправиться с ними могли только боги по особой наводке.

Если «собачье ухо» и впрямь было самой несчастливой комбинацией, пожелание выбить его на языке Деметриоса обретает смысл. Тот факт, что таблички были пробиты железным гвоздем, может быть ритуальным и материальным выражением этого проклятия, считает Ламонт.

Мы никогда не узнаем, как отреагировали боги на изысканный слог обращения, получил ли заказчик сатисфакцию, вскочило ли «собачье ухо» на языке Деметриоса и его коллег по профессии. Все давно умерли. И только дух мести конкурентам доказал свою живучесть.

Книга тайн природы

В древности существовала некая «Древняя книга» («Архаике библос»), повествующая об использовании естественных свойств камней, растений и животных в медицинских и магических целях. Ее упоминает, в частности, Олимпиодор (VI в. н. э.): «И человека мы также можем растворять и преобразовать путем «пробрасывания» (эпибалейн: химическая реакция, имеющая целью преобразование металлов), как это сказал Философ (Гермес) Зосиме. Он сказал: «Я показал, что это живое существо создано по образу космического существа». И далее, в «Пирамис», Гермес, делая загадочный намек на живое существо, говорит, что оно есть в собственном смысле сущность хризоколла и серебра: действительно, это существо называется «хризокосм». Гермес говорит, что человек есть петух, проклятый Солнцем. Он рассказывает об этом в «Древней книге». Он упоминает в ней также о кроте, который тоже когда-то был человеком: но он был проклят Богом и ослеплен за то, что открыл таинство Солнца (золота)». Фестюжьер относит эту «Древнюю книгу» к 1 в. н. э.

«Древняя книга» дошла до нас частично в книге «Киранис». Ее название происходит от имени персидского царя Кираноса, на могиле которого Флаккус Африкус нашел эту книгу, называвшуюся «Золотой сборник» («Compendium aureum»). В манускрипте Matritensis 4631 (1) это произведение называется «Гермеса Трисмегиста Египтянина», и в его прологе написано: «Получив от ангелов несравненный дар Бога, бог Гермес Трисмегист сделал его достоянием всех людей, наделенных разумом». В IV веке Гарпократион (Harpocration) Александрийский переработал первоначальный текст и сделал адаптированную версию, сохранившуюся в манускрипте Parisinus 2256 (D) под названием «Терапевтическая книга, пришедшая из Сирии. Гарпократион для своей дочери написал это» и начинающуюся так: «Текст Гарпократиона Александрийского о естественных качествах животных, растений и камней. В алфавитном порядке расставлены на каждую букву растение, животное пернатое и рыба – и камень, все четверо во взаимной симпатии друг к другу». Например букву альфа представляют белый виноград (ампелос лейкэ), орел (аэтос), орлиный камень (аэтитес), рыбаорел (аэтос). Следуют их краткие описания и рецепты с ними. По мнению Торндайка, Гарпократион перевел эту книгу с древнесирийского языка. В 1168 (согласно другому указанию – в 1169) году переводчик византийского императора Мануэля Комнина (Comnenus) упоминает «Книгу о естественных свойствах, недугах и излечениях», написанную по двум книгам: «Опыт Киранид Кирануса, Царя Персии» и «Книги Гарпократиона Александрийского своей дочери».

В 806 году Жорж Синцель (George Syncellos) впервые упоминает более обширный сборник под общим названием «Кираниды», в котором «Киранис» составляет книгу I, а книги II (о птицах), III (о четвероногих) и IV (о рыбах) под общим для последних трех частей названием «Койраниды» составила «Краткая (синтомос) медицинская книга Гермеса Трисмегиста, написанная согласно астрологической науке (математике) и естественному влиянию животных и обращенная к его ученику Асклепию», отдельно сохранившаяся в манускриптах Parisinus 5202 (М) и Vindobonensis med. gr. 23 (W). «Киранис» (книга 1) и «Койраниды» (книги II, III, IV) во многих местах пересекаются.

М. Вельман (Wellmann) и Л. Делатт (Delatte) предполагают существование пятой книги «Киранид» о камнях. Кроме того, существует еще одна книга из этой серии на старофранцузском языке, «Le livre des secrez de nature», возможно, являющаяся шестой книгой «Киранид». В ее последнем абзаце есть слова: «Здесь заканчивается книга тайн природы, составленная Аароном, который затем пошел к Кирему, царю Персии, и затем принес свое произведение в Афины…»

Здесь начинается «Книга тайн природы» о благодатных свойствах птиц, рыб, камней, трав и животных, которую Благородный царь Альфонс Испанский[2] перевел с греческого языка на латинский.

Славный Бог прежде всего сделал Природу по великой милости Своей, ибо Он желал, чтобы Природа сделала все вещи, особенно же те, кои суть под четырьмя стихиями и над (сводом небес?). Знайте же, что Природа всегда творит все вещи, по мере того как она находит материю; и когда ей недостает материи, она перестает творить, а когда у нее изобилие материи, она изобилует в своих творениях. Она сделала многочисленные чудесные творения в людях, зверях, птицах, рыбах, деревьях, травах и камнях; и каждый чувствует себя причастным к Природе, поскольку она их пасет, кормит и убивает; и так сделаны многочисленные благородные фигуры и различные цвета, что нет человека, который может представить себе чудеса, которые она сделала при помощи могущества славного Бога Природы (для?) людей различных видов: больших и малых, белых и черных, здоровых и больных, веселых и грустных, сильных и слабых, безрассудных и мудрых, смелых и боязливых, стройных и кривых, горбатых и ровных, глухих, слепых и немых, жирных и тощих, толстых и тонких. Одни умирают молодыми, иные – старыми, и это или от изъяна природы, (или) другое от совершенства. И так птицы, которые летают в воздухе: одна большая, а другая малая; одна поет тонко (примо), а другая – грубо; одна черная, а другая белая; одна красивая, а другая уродливая; у одной перья многих цветов, а у другой – одного цвета, или двух, или трех. Звери тоже суть разных фигур: один большой, а другой малый; один белый, другой черный, один одного цвета, другой – многих. Рыбы морские и речные суть тоже различных видов, как (было) сказано о других вещах. Но знайте, что Природа кормит все вещи сии и все иные, и она их обучает каждую сообразно ее существу и виду. Травы суть многочисленных цветов и фигур, и камни тоже, и во все эти вещи и иные Бог дал великие и чудесные благодетельные свойства; и знайте, что нет вещи (…?), которая не имела бы на небосводе собственной звезды и обозначения.

Глава о благодетельных свойствах птиц и первоначально об орле

(298) У орла такая природа, что он настолько благородный и настолько добродетельный, что нет птицы, которая осмеливается смотреть на добродетель Солнца, [более] сильной, чем он. Но он возобновляет свою молодость, поскольку когда он стар, он обновляется, и Бог дал ему многочисленные благодетельные свойства против всех человеческих недугов, ибо он не имеет ничего на себе, что не было бы добродетелью, настолько он чудесен, и потому он назван царем всех птиц. (…) Далее: правый глаз орла приносит успехи тому, кто его носит, и приносит победу. (…) Далее: печень излечивает всякую болезнь печени. Далее: почки излечивают всякую болезнь почек и освобождают женщину от мертвого дитяти (…; сделай порошок (пепел?), смешай его с маслом лилии и смажь спину и живот?). (…) Далее: коготь ноги предохраняет совсем малое дитя от зла и от гибели и защищает от всякого дурного взгляда. (…)

О петухе и о цыпленке (курице?)

Петух есть домашняя птица и имеет много добродетельных свойств; и когда он стар, его кровь растворяет яд у того, кто ее пьет. И кто поставит на точку (укуса?) яда зад петуха, знайте, что петух вытянет весь яд в себя так, что петух заметно увянет и умрет. (…)

Далее: его мозг в кислом вине годится против яда. (…)

Читайте также:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector